Главная | ИСЛАМ И АЛЛАХ | Сокрытые светом

Сокрытые светом

Один из десяти

Грязные, оборванные, одни кривые, другие молчаливые, сосредоточенные в себе… Они заполняли рынки и улицы средневековых мусульманских городов, шли через пустыни, их принимали во дворцах и привечали у бедняцкого очага, внимали каждому их слову, потому что приносили они это слово из неведомых миров, где путешествовала их душа.

Дервиш на турецком и персидском означает «нищий», на арабском – факир. Считалось, что все они суфии – члены мистических орденов. Одни совали каждому свою чашу для подаяния, другие из целой горсти монет, брошенных в пыль перед ними, поднимали только самую мелкую, которая обеспечит ему пропитание лишь на один день до заката. Одни хвастались, что могут творить чудеса, потому что, дескать, читали книгу, которую никто не видел со времен царя Соломона, другие утверждали, что претензии на чудотворство только отдаляют от Бога, в то время как цель – раствориться в абсолютном Боге, то есть перестать существовать. Одни, твердя о братстве, которому якобы принадлежат, разражались велеречивыми тирадами о том, что, «если они отправляются в путь, луна и солнце служат им подушкой, а как взнуздают они своих коней – седьмое небо становится им ристалищем; из звездных чаш пьют они вино…», другие же говорили, что о «ристалищах на седьмом небе» им неведомо, а «злейший враг твой, как сказал Пророк Мухаммед, душа твоя, что промеж боков твоих», так что все их жни проходят на этом «ристалище».

Да, суфием среди них был один из десяти, остальные девять – самозванные горлопаны, раскусившие, что выдавать себя за суфия перед неискушенными людьми прибыльно и совсем нетрудно: носи рубище и отвечай невпопад. И ты уже не заурядный попрошайка, а человек Истинного пути, и подать тебе милостыню – значит, совершить благое деяние.

И потому, когда путешественник и Европы попадал на Восток, то зачастую видел в дервишах лишь экзотическое украшение и без того пестрого фантастического мира. И, наверное, очень удивлялся, когда ему говорили, что человек, которому он бросил грош, возможно, обладатель тайных знаний, прошедший тяжелейшее многолетнее обучение и приблизившийся к Богу.

Возможно, еще до ислама называли принадлежащих к различным религиозным христианским сектам монахов и отшельников. Есть основания утверждать, что суфизм как развитие религиозной мысли, культивирующей состояние божественного экстаза, восходит чуть ли не ко II тысячелетию до н. э.

Подполковник Уилбурфорс Кларк, ставший сам дервишем, членом ордена Сухраварди, более ста лет тому назад утверждал, что «суфийское учение оставило свои следы повсюду – в теории Древней Греции и современных философских системах, в мечтах невежд и образованных людей, оно растворено в прохладе оазисов и зное пустынь». Или, как говорится в одном суфийском трактате: «Его семена, посеянные при Адаме, дали ростки во времена Ноя, расцвели во времена Авраама, стали наливаться во времена Моисея, созрели во времена Иисуса и дали чистое вино при Мухаммеде».

Конечно, стремление достичь Истину через состояние божественного экстаза существовало всегда, но вряд ли справедливо всех, кто практиковал это, называть суфиями. Вероятно, правильнее применять этот термин именно с той поры, как учение стало «чистым вином», то есть со времен Мухаммеда.

Грубый плащ истины

Предание гласит, что в 623 году, то есть при жизни Мухаммеда, сорок пять человек в Мекке и столько же в Медине поклялись друг другу в дружбе и верности. Посвятившие себя познанию Бога, отринувшие земные богатства, отказавшиеся даже от личного имущества, кроме грубого плаща и чаши для подаяний, они стали называть себя «нищими», дабы подчеркнуть тот особый смысл, который они придавали в своем учении добровольной бедности и довольства малым. Они-то и стали тем зернышком, из которого выросло ветвистое древо мусульманского суфизма – по-арабски ат-тасаввуф.

Поначалу происхождение этого слова сами суфийские авторы связывали с корнем СФВ – «быть чистым, непорочным». Западноевропейские учены считали, что произошло оно от древнегреческого софия – «мудрость». Ныне общепринятой считается точка зрения, высказанная еще в средневековье: суфизм – производное от слова суф – «шерсть», поскольку грубое шерстяное одеяние, власяница, – обычное одеяние аскета-отшельника, мистика.

И Бог, и человек

Суфии разделялись на две большие группы: бродячие, постоянно странствующие (которым и подражали множество проходимцев) и постоянно живущие в обители, ханаке, которые в аскезе и самоотречении, под руководством «святого старца», шейха или пира, постигали мистические тайны и совершенствовались.

При этом в своих выводах они настолько часто приходили в противоречие с официальными доктринами, что считалось необычным держать все в тайне, отделываясь невразумительными и нарочито сложными формулировками, зачастую поражая собеседника парадоксами, от причины переходили сразу к следствию, минуя этапы развития мысли, отчего иногда речь их походила на речь безумца. Но как сказал великий суфий и поэт Джелаладдин Руми: «Мастер скрыт в своей мастерской, скрыт своей работой, которая соткала завесу вокруг него. Мастерская – обитель света, все, что вне ее, – тьма».

Сокрытые светом, суфии отринули абстрактные рассуждения официальных богословов, их слепое следование авторитетам, «букве» священных текстов. Их суждению изначально был присущ глубокий анализ движений души человека, скрытых мотивов его поступков, внимание к личному переживанию и внутреннему осознанию религиозных истин. Недаром суфии любят повторять, что суть их учения «не в черноте букв, а в белизне чистого сердца», и не случайно именно в недрах суфизма возникла ал-кулуб ва-л-хаватир – «наука о сердцах и мыслях» – и нийат – «наука о намерениях». Вроде бы это противоречит тому, что основой суфизма является «путь», проходя который суфий отчищается от «мирской скверны» собственной личности, «растворение» ее, а затем и «пребывание в Боге». Но при этом вслед за Мухаммедом они повторяют: «Молись Богу, но прежде привяжи верблюда». И такое противоречие в целях – то ли Бог, то ли человек с его миром, внешним и внутренним – смущает их, потому что благодаря «работе противоположностей», ка они это называют, они и пришли к своим истинам.

Сегодня

Суфийские ордены, хоть и потеряли свое былое влияние, но, приспособившись к новой действительности, существуют и поныне. Бродячих дервишей почти не осталось, большинство современных суфиев проходят свой «путь» в ханаках. Причем теперь это не мешает адептам, за исключением шейха и его ближайших помощников, не оставлять своих мирских профессий. Среди них встречаются учителя, врачи, государственные служащие различных рангов, гражданские летчики, военнослужащие и т. д., много новообращенных приезжают в ханаки из разных стран, есть среди них люди весьма состоятельные.

Некоторые суфийские авторы утверждают, что сегодня адептов их учения насчитывается около 50 млн человек.

Я помогу БЕСПЛАТНО, Вы можете написать мне здесь: ЗДЕСЬ


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*